журнал о дизайне и творчестве

Вольные копьеносцы

Категория: Фриланс
Просмотрена
Вольные копьеносцы
Речь пойдет не о вооруженных копьями средневековых солдатах-наемниках, и даже не о хирургах-внештатниках с ланцетами наперевес. Эта ассоциация не случайна, поскольку вторая часть слова "freelance" переводится как пика, копье и имеет тот же корень, что и давно живущее в русском языке слово "ланцет". 

В средние века в Европе фрилансерами называли конников, готовых воевать за любого, кто им заплатит. Сейчас под фрилансом понимают такую форму занятости, при которой работник не принадлежит конкретной компании, то есть суть фриланса за последние несколько веков практически не изменилась. Термин "фрилансер" относительно нов в русском языке, чего нельзя сказать о самом явлении. Внештатники, халтурщики, шабашники - как только ни называли людей, предпочитающих нерегулярные вольные хлеба твердому окладу. 

О своей принадлежности к славной армии фрилансеров я узнала не так давно. До этого я скромно представлялась как внештатный автор самых разнообразных изданий. "Сегодня у меня туберкулез и цистит, через неделю будет клаустрофобия и диабетическая стопа", - этими словами я несказанно радую редактора медицинской рубрики женского журнала. В соседнюю комнату я отношу любовную историю, которая якобы произошла со мной, а также большой репортаж о женском авантюризме. В период отпусков меня пытались усадить за статьи из рубрики "На приеме у сексопатолога". У меня репутация автора, который может почти все, по крайней мере в рамках женской журналистики. Я стараюсь никому не пускать пыль в глаза, честно признаюсь, что не могу писать театральную критику, а также статьи о политике и экономике. 

В начале своей журналистской деятельности я чувствовала себя достаточно неуверенно - ведь у меня не было и нет специального образования, диплома, рекомендательных писем и солидных записей в трудовой книжке. Но довольно скоро я поняла, что для успешной карьеры журналиста все это совершенно не обязательно. Были бы идеи и умение писать. Время от времени я устаю от нестабильности своего фрилансерского существования и думаю о том, что хорошо бы осесть где-нибудь на окладе. Но когда пару месяцев тому назад мне предложили редакторскую ставку в журнале "Настя", я думала не долго. Стоило мне только представить себе восьмичасовой рабочий день в комнате, набитой женщинами и компьютерами - и так всю неделю с коротким отпуском раз в году... Я поблагодарила и... отказалась. 

У меня нет постоянного места работы, гарантированного оклада, меня не ждут в редакционных буфете и поликлинике. Но зато я живу под виртуальным лозунгом свободного человека: "Могу копать, а могу и не копать". Я могу целый день валяться на кровати и таращиться в телевизор, могу сутками сидеть за компьютером, могу писать на интересную мне тему и не писать на неинтересную. Я живу по принципу "не класть все яйца в одну корзину". Не в одной редакции, так в другой, где-нибудь я найду для себя заказ. И, между прочим, когда многие мои коллеги после кризиса справедливо боялись сокращений, я оставалась спокойной. Фрилансера нельзя ни сократить, ни отправить в отпуск за свой счет. 

Фактически, фрилансер - сам себе начальник, менеджер, рекламное и рекрутинговое агентство. Фрилансерами становятся люди, прежде всего ценящие свободу, независимость и возможность работать на рабочем месте, а не просиживать там штаны, участвуя в разнообразных корпоративных интригах. Под этот образ прекрасно подходит и Дмитрий Гуськов, веб-дизайнер и компьютерный график. Дмитрий выбрал фриланс, во-первых, по причине, указанной выше, а, во-вторых, в силу повышенной работоспособности в ночное время и полной неспособности работать по утрам. "Несколько раз я пытался работать на ставке, - признается Дмитрий, - но больше полугода выдержать не мог". 

Фрилансер не только пользуется большей свободой, чем наемный работник, но имеет еще одно существенное преимущество - его доходы не ниже, а порой и выше зарплаты штатного сотрудника. Ни я, ни Дмитрий не являемся исключением из этого нехитрого правила. "У меня бывает то густо, то пусто, - говорит Дмитрий Гуськов, - но если это густо равномерно размазать, то все равно получится даже больше, чем если бы я сидел в штате. Любой сайт разрабатывается один раз, а потом поддерживается. Компании готовы платить довольно много один раз - за разработку, оценивая поддержку недорого. Поэтому гораздо выгоднее разрабатывать новые сайты для разных компаний, чем где-то на ставке поддерживать уже готовый. Поисками работы я занимаюсь через Интернет, читаю объявления и сам пишу потенциальным клиентам". У Дмитрия уже довольно большой портфолио, поэтому около 20% объявлений, по его словам, срабатывают. 

Как у всякого фрилансера, и у нас с Дмитрием случаются время от времени панические состояния, когда кажется, что заказов больше не будет, что деньги за уже сделанные работы не заплатят. Хуже всего Дмитрию пришлось во время кризиса, когда на рынке рекламы царил полный штиль, а у старых клиентов не было денег, чтобы расплатиться. "Пришлось за один заказ получить гонорар в виде аудиосистемы", - вспоминает Дмитрий. И естественно, после кризиса гонорары фрилансеров упали, как, впрочем, и заработная плата практически всюду. Хотя есть довольно много мест, где рублевая зарплата сотрудников осталась практически без изменений. Гонорары же фрилансеров, как правило, исчисляются в так называемых у.е. И несмотря на то, что курс этих самых у.е. в каждой отдельно взятой бухгалтерии определяется произвольно, все равно фрилансер остается в выигрыше. 

Портрет фрилансера был бы не полным без признания, что практически любой из нас мечтает о некоем идеальном месте работы, где нам бы: не капали на мозги, не мешали бы самим строить свой рабочий график, регулярно поставляли бы заказы и давали полную возможность для самовыражения. Кстати, о последнем. Поскольку фрилансер - человек преимущественно творческого склада, в его жизни всегда есть место для некоммерческих проектов. 

Если штатных сотрудников можно сравнить с домашними животными, привязанными к конкретной кормушке, то фрилансер - это такой в меру прирученный хищник, который всегда держит нос по ветру, чтобы не прозевать вероятную добычу. На самом деле многие работоспособные люди хотели бы минимально зависеть от начальства, но немногие могут себе это позволить. Человек может быть талантливым, трудолюбивым и исполнительным, но приходить в ужас при мысли, что ему самому придется заниматься поисками заказа и вести переговоры с работодателем. Таким образом, успешному фрилансеру должны быть присущи хорошие организаторские способности и известная доля смелости. 

Интересно, что в странах с развитой экономикой отношение к фрилансу довольно сильно колеблется. Так, например, в Штатах принадлежность к фрилансерам является предметом особой гордости - специалист добился того, что стал независимым! А во Франции, несмотря на культ богемы, гораздо престижнее работать на корпорацию, а точнее - в корпорации. Все зависит от степени социалистичности экономики. Решающим фактором могут стать (и становятся!) размеры социальных льгот, медицинских страховок и тому подобное. Согласитесь, что в нашей стране с минимальными пенсиями и условно бесплатным медицинским обслуживанием все эти блага отходят на задний план. И если в совковые времена престиж рабочего места определялся наличием ведомственной поликлиники, дома отдыха на берегу моря, а то и возможностью получить бесплатное жилье, то теперь ситуация на рынке труда несколько иная. Компания, предлагающие бесплатную еду и медицинскую страховку, требует от сотрудника такой степени отдачи, что, на мой фрилансерский взгляд, лучше лечиться и отдыхать за свои гонорары, чем гробить здоровье за бесплатные офисные обеды. 

И все же нередко фрилансеры отдают дань общественному мнению и пристраивают свои трудовые книжки в приличные места. Так они стараются обеспечить себе тылы на случай, если все же придется искать постоянное место работы. Известно, что работодатели с подозрением относятся к людям, у которых трудовые книжки выглядят, мягко говоря, несолидно. Сдаться фрилансеров может заставить общая нестабильность на рынке труда. Не секрет, что малейшие изменения конъюнктуры тут же сказываются на его гонорарах. 

Добавим еще немного дегтя в мед радостной картины фрилансерского бытия. Помимо тех, кто сознательно выбирает вольные хлеба, есть еще и фрилансеры поневоле. Это те, кто работу потерял и вынужден перебиваться случайными заработками, как мой сосед Саша - всегда готовый за умеренную плату выполнить мелкий ремонт по дому. Это те, кто не в состоянии прокормить семью на зарплату, которую им может предложить государство. Недавно подвозивший меня водитель рассказал, что зимой он подрабатывает на дорогах, а летом строит дачи. С такими людьми сейчас начинают работать некоторые рекрутинговые агентства, открывая программы лизинга. Суть этих программ в том, что числящиеся в базе данных агентства специалисты будут предлагаться нуждающимся в них фирмам хотя бы на некоторое время. Таким образом безработные будут избавлены от самостоятельных поисков работы. Вероятно, эти люди сочтут, что убежденные фрилансеры бесятся с жиру, сознательно отказываясь от теплого местечка с неплохой зарплатой. Впрочем, каждому свое. 

Фрилансеры делают картину мира бизнеса (в его широком смысле) более гармоничной. Многим журналам, например, вообще не выгодно держать штатных авторов. Многим психологам и переводчикам удобней дома принимать клиентов или работать с текстом. Собственно, все, что нужно успешному фрилансеру - это хорошая голова, стабильная психика, сильные ноги (хотя бы виртуальные), собственный рабочий инструмент и ... Хочется добавить еще что-то вроде горячего сердца и чистых рук, но это уже по обстоятельствам. 
Елена Мулярова
Gazeta.Ru